Утвержден порядок применения оружия в зоне АТО

 

Стрелять так стрелять: Утвержден порядок применения оружия в зоне АТО

Одной из главных особенностей закона №7163 «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», вступившего в силу 24 февраля нынешнего года, является предусмотренный там переход от антитеррористической операции (АТО) к операции военной. Официально она именуется – операция Объединенных сил (ООС).

Такое изменение формата диктуется изменением официальной украинской трактовки происходящего на Донбассе. Проведение Украиной АТО предполагало, что на Донбассе украинские спецслужбы (прежде всего – СБУ) ведут борьбу с какими-то довольно абстрактными (в смысле принадлежности) террористами и участниками незаконных вооруженных формирований (обычно так на юридическом языке называют крупные банды).

Официально: агрессия

Однако, официальная формулировка вступившего в силу закона прямо говорит об агрессии России против Украины. И это неоднократно подчеркивали многие официальные лица Украины.

«Украина, как государство и я – ее представитель, неоднократно говорили, что люди, которые выехали из оккупированных территорий от войны на контролируемую Украиной территорию – жертвы российской агрессии. Люди, которые остались на оккупированных территориях по тем или иным обстоятельствам, – жертвы российской агрессии. Люди, которые выехали, спасаясь от войны в Россию, являются жертвами российской агрессии…», – так прокомментировал новый закон заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Юрий Гримчак.

«В законе есть четкое и недвусмысленное признание России агрессором, а территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей оккупированными. Это полностью перечеркивает попытки РФ замаскировать войну против Украины под «миротворческую операцию». Закон существенно расширяет возможности Вооруженных сил Украины и других военных формирований, и, как следствие, усиливает наши позиции относительно отпора вооруженной агрессии России и восстановления территориальной целостности Украины», – еще более четко высказался секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов.

В такой ситуации переход от антитеррористической операции к военной выглядит вполне логичным. Однако, некоторые недавние заявления украинских военных дали понять, что проведение АТО на Донбассе прекращено… не будет. Во всяком случае, в ближайшем обозримом будущем.

Две операции

«Операция объединенных сил начнется непосредственно после того, президент (он же – верховный главнокомандующий) издаст соответствующий указ «О начале проведения операции Объединенных сил». Решение об этом будет принято в ближайшее время. При этом, я уверен, что антитеррористическая операция продолжится вне зависимости от того, когда начнется и закончится операция Объединенных сил. АТО будет закончена, когда последний участник незаконных формирований, последний террорист будет задержан и доставлен в правоохранительные органы нашего государства», – заявил несколько дней назад офицер Управления правового обеспечения Генштаба Вооруженных сил Украины Юрий Бобров.

При этом, офицер пояснил, что АТО направлена на борьбу с терроризмом (и террористами), руководится главой Антитеррористического центра при СБУ и решение о ее прекращении примет именно он. В то же время ООС будет направлена на реинтеграцию ныне неконтролируемых Украиной территорий и руководить ею будет Объединенный оперативный штаб.

То есть эти две операции – совершенно разные, проводятся разными структурами и преследуют совершенно разные цели. Поэтому нет никакого противоречия в том, что они будут идти одновременно друг с другом.

В каком-то смысле это совершенно новая трактовка происходящего. К примеру, накануне принятия закона о реинтеграции Донбасса, глава Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский говорил о несколько об ином развитии событий. 

«Один из ключевых вопросов закона №7163 – изменение правового режима АТО. Принятие закона превратит антитеррористическую в военную операцию. Это очень важно», – сказал он.

И действительно, трансформация АТО в ООС прямо подразумевала, что в Украине нет никакой гражданской войны (и даже – сепаратизма, как массового явления). Есть агрессия другого государства, оккупированные территории и, страдающее от этой агрессии, украинское население этих территорий. Такой шаг выглядел последовательно и более или менее логично. Продолжение АТО в данной ситуации показывает ситуацию на Донбассе несколько иначе.

Два медведя в одной берлоге

Впрочем, большинство экспертов пока озабочены несколько иными нюансами вступившего в силу закона о реинтеграции.

«По закону, руководство всеми военными и социально-экономическими операциями будет теперь возложено на Объединенный штаб. Он «под своей крышей» сосредоточит и полицию, и Нацгвардию, и ВСУ, и контрразведку, все силы, находящиеся в разной юрисдикции. Этот штаб будет вносить предложения президенту по введению военного положения в различных районах. И президент может на каком-то этапе, например, во время выборов, посчитать, что в Мариуполе складывается опасная ситуация, и ввести военное положение там», – заявил политолог Алексей Якубин.

Дальше – больше. По словам политолога, на данный момент зоной ООС являются исключительно районы Донецкой и Луганской областей. Однако, если штаб порекомендует, а президент согласится, то территорию проведения ООС можно распространить на любые другие регионы Украины на неопределенный срок. Причем, в данном случае можно проигнорировать требование согласовывать введение такого особого режима с Верховной Радой.

Ситуацию уже метко охарактеризовали так: военные сами решат, где именно в Украине война. Или где ей пора быть…

Есть и другие интересные моменты. «На самом деле АТО не прекращается, не меняется и название. Но будут и другие мероприятия по защите государственного суверенитета и реализации государственной обороны. Управлять этими мерами будет Генштаб через Объединенный оперативный штаб. Пока совершенно непонятно, каким образом Антитеррористический центр и Объединенный оперативный штаб будут осуществлять полномочия на одной территории. Правозащитники еще перед принятием закона предупреждали, что возможно возникновение двоевластия. Это опасно, потому что это вооруженные структуры», – заявила эксперт Центра информации о правах человека Елена Лунева.

Стрельба по правилам и без

Однако, все это – совершеннейшие пустяки в сравнении с вопросом новых полномочий, получаемых силовиками в зонах АТО и ООС. Население Донецкой и Луганской областей не на шутку обеспокоено их «новыми возможностями», которыми их одарил закон о реинтеграции Донбасса. И в первую очередь речь идет о разрешении силовикам применять оружие против гражданских лиц, т.е. тех, кого обычно называют мирным населением.

Примечательно, что буквально на днях правительство Украины утвердило порядок применения оружия Вооруженными силами в зоне АТО в мирное время. Согласно документу, если летальное применение оружия или боевой техники неизбежно, то солдаты и командиры отныне будут обязаны принять меры к сохранению человеческих жизней, минимизации возможности ранения гражданских лиц, а также оказанию медицинской помощи и по возможности эвакуации раненых лиц в кратчайшие сроки. Формулировки, как и положено, предельно формальны.

По сути, порядок применения оружия военными принят в Украине впервые, спустя почти 4 года после начала проведения АТО на Донбассе. До этого момента применение оружия военными в зоне АТО имело, мягко говоря, очень слабые юридические основания.

Вооруженные силы имеют законное право применять оружие, например, в случае проведения АТО. Но есть одно веское «но». Согласно закону о Вооруженных силах, порядок применения оружия даже в этом случае должно было утвердить правительство. А оно это сделало только сейчас…

Защитили военных

Ситуация с точки зрения права сложилась очень интересная. «Если посмотреть по законам, что такое участие в международном конфликте на собственной территории регулярных войск и что значит без официального признания войны на территории населенных пунктов завести войска и вести бои? Сегодняшние герои АТО – уголовные преступники, которые захватили оружие и, объединившись в какие-то формирования, осуществляли военные операции. Президент и депутаты должны понять, что как только поменяются президент и политическая ситуация в стране, АТОшники все сядут по статьям о незаконном завладении оружием, групповом разбое и бандитизме», – заявил в октябре прошлого года экс-представитель Украины в политической подгруппе трехсторонней контактной группы в Минске Роман Бессмертный.  

«Закон о деоккупации Донбасса дает дополнительную юридическую защиту нашим военнослужащим, если не дай Бог, Россия захочет воспользоваться Гаагским трибуналом и запугивать наших военных, как это делалось в Грузии», – согласилась с ним депутат Верховной Рады Ирина Луценко.

Теперь же украинские солдаты и офицеры вроде бы защищены. Правительство взяло на себя ответственность за применение ими оружия в зоне АТО. Но оговорилось, что применять его нужно «только в крайнем случае». Впрочем, кто будет определять, уже крайний случай или еще нет, вопрос чисто риторический.

Однако, население Донбасса беспокоит не столько безопасность воинов в зоне АТО, сколько собственная безопасность в соседстве с воинами в этой зоне.

Царские права

Речь, собственно, идет об особом порядке в зоне АТО и (в перспективе еще и) ООС и особых полномочиях силовиков в этой зоне. Как известно, силовики в зоне, прилегающей к району боевых действий, теперь могут без разрешения и санкции суда входить в дома граждан, на территорию предприятий и учреждений, проверять транспортные средства.

Военные имеют право временно ограничивать или запрещать движение транспорта и пешеходов на дорогах и не допускать их на определенные участки и объекты. Они могут досматривать граждан, их вещи и транспорт, проверять документы, удостоверяющие личность, а в случае их отсутствия – задерживать для установления личности. Задерживать можно до 30 суток, вместо до 3 по уголовно-процессуальному кодексу.

Также, с формального согласия владельцев, силовики смогут использовать их средства связи и транспорт. Но самое главное – они смогут (теперь уже) законно применять оружие и спецсредства в отношении граждан при попытке их несанкционированного проникновения в район ООС, а также в отношении граждан, которые препятствуют выполнению мероприятий военных.

Силовики клянутся не злоупотреблять

Настолько широкие права вызвали такой сильный резонанс, что по этому поводу военным пришлось даже давать специальные пояснения и заверения.

«Закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» разрешает военнослужащим использовать оружие против гражданских лиц на Донбассе. Однако, это не приведет к беззаконию со стороны военнослужащих. На территории проведения пока что антитеррористической операции действует военная прокуратура. Она процессуально руководит уголовными производствами, которые ведет Нацполиция в отношении правонарушений и преступлений, совершенных в том числе военнослужащими», – заверил Юрий Бобров.

По его словам, существующая в зоне АТО система позволяет отслеживать все проявления злоумышленников и предупреждать совершение преступлений даже более эффективно, чем на остальной территории Украины.

«На этой территории более жесткий порядок. Есть контрольно-пропускные пункты, осуществляется круглосуточный контроль за перемещениями граждан и товаров на неподконтрольную территорию, а также в зону проведения АТО и из нее», – сообщил представитель Генштаба ВСУ.

Насколько эти слова успокоили местное население, вопрос остается открытым…