Что ни говори, а Россия в космос свое уже отлетала…

 

12 апреля весь мир отмечает День авиации и космонавтики — памятную дату, посвященную первому полету человека в космос. Для всех тех, кто еще помнит Советский Союз, это особенно знаменательный день потому, что 12 апреля 1961 года гражданин именно СССР – старший лейтенант Ю.А. Гагарин – на космическом корабле «Восток» впервые совершил орбитальный облет Земли, открыв эпоху пилотируемых космических полетов. Но стартовать первыми это, конечно, супер, а вот достойно продолжить начатое дело это, согласитесь, совсем другое.

Понимание нынешнего состояния российской космонавтики невозможно без знания истории советского освоения космоса. Первоначальное назначение, для которого и появилась космонавтика в СССР, — военное. Именно необходимость доставки ядерного заряда на другой континент и стимулировала активное развитие этой отрасли. Практически все ракеты-носители Советского Союза создавались по заказу военных: Р-7 («Восток», «Союз») и УР-500 («Протон»), как носители ядерного и термоядерного зарядов, «Зенит» и «Энергия» для выведения космических аппаратов военного назначения, в том числе для участия в «звездных войнах», т.е. противостояния американской программе СОИ.

С другой стороны, полет Спутника и Юрия Гагарина определили второе важное значение космонавтики — пропагандистское. Космические достижения Советского Союза демонстрировали превосходство коммунистического строя, поддерживали политических союзников СССР и способствовали появлению новых. Провозглашая себя проводником человечества в космическом пространстве, Советский Союз действительно способствовал развитию космонавтики в дружественных и союзных странах Восточной Европы и Азии: разрабатывал совместные спутники и запускал иностранных космонавтов. Посадки зондов на Луну, Венеру, Марс, точно так же демонстрировали превосходство советской науки и техники, советского образа жизни, и поддерживали декларации мирного освоения космоса.

 Обе функции советской космонавтики были нацелены на военное и идеологическое противостояние в «холодной войне» с США. Гражданское прикладное назначение космонавтики имело низкий приоритет.

 В 1980-е годы советская космонавтика достигла пика своего развития. Программы «Буран-Энергия» и «Мир» в СССР сыграли ту же роль, что для США программа Apollo: обеспечили модернизацию отрасли, развитие промышленной, испытательной и пусковой инфраструктуры, подготовку кадров. По некоторым оценкам, порой программа «Буран-Энергия» занимала до 6% годового бюджета СССР. Результаты были достигнуты сравнимые с лунной программой: создана сверхтяжелая ракета, разработаны передовые ракетные двигатели, достигнувшие практически возможного теоретического предела энергоэффективности, разработана многоразовая авиакосмическая система.

Выжить любой ценой

В 90-е, с распадом Советского Союза, рухнули все надежды на дальнейшее развитие советской космонавтики. От мечты о марсианских полетах и запусках ракеты «Вулкан», грузоподъемностью в 200 тонн, российские космические инженеры спустились к поискам источников к существованию. На тот момент, ключевой проблемой уже российской космонавтики казался государственный экономический кризис, который привел к резкому снижению финансирования отрасли.

Что было заметно меньше, но последствия чего ощущаются по сей день, так это утрата прежнего военного и пропагандистского значения космоса. С завершением «холодной войны» исчезла опасность ядерного столкновения, а, значит, оказались ненужными и спутники предупреждения о ядерном нападении, и система глобального позиционирования для наведения баллистических ракет. Молодая российская держава вовсю копировала капиталистический строй прежнего идеологического соперника, и пилотируемая с межпланетной космонавтикой ничем не могли в этом помочь. Программа межпланетных исследований была практически полностью свернута, за исключением неудачного «Марс-96», а пилотируемые полеты на станцию «Мир» продолжались во многом благодаря деньгам из США и Европы.

В тяжелых экономических условиях российская космонавтика искала новые цели и новые применения. В 90-е целью стало выживание отрасли, что позже видоизменилось в актуальное и по сей день «сохранение доступа в космос». Пропагандистское значение космонавтики отчасти сохранилось, но направлено по большей части на внутреннюю аудиторию, утратив прежнюю внешнеполитическую роль. Военные также остаются крупным заказчиком космических аппаратов и запусков, хотя и в несравнимо меньшем масштабе, чем ранее.

Вынужденно российская космонавтика пошла на мировой рынок в поиске спасительного заработка. В начале 90-х в продажу пошло всё подряд, от исторических скафандров, добытого лунного грунта и «Лунохода-2» с аукционов, до ракетных технологий третьим странам. Последнее вызвало возмущение США, опасавшихся появления баллистических ракет у стран с ядерным оружием. Контракт 1992 года России с Индией о передаче технологий ракетного водородного двигателя был приостановлен. Взамен же Россия в 90-е получила от США средства на поддержание работы станции «Мир», совместные российско-американские предприятия продвигавшие ракетную технику на американском и мировом рынке, программу «Мир-Shuttle», контракты на ракетные двигатели.

Инвестиции Советского Союза в развитие космических технологий определили те космические рынки, где Россия смогла найти устойчивый спрос. Российские конверсионные и серийные ракеты оказались в полтора и более раз дешевле американских и европейских. Пилотируемые полеты на российских кораблях для астронавтов NASA, ESA и частных заказчиков определили еще одну важную статью дохода российской космонавтики: NASA и китайская космонавтика активно перенимали советско-российский опыт разработки пилотируемых кораблей и долговременных орбитальных станций.

Двигательные технологии, развитые в рамках программы «Буран-Энергия», также оказались востребованы. Российская космонавтика на мировом рынке заняла роль «извозчика» и технического консультанта, обеспечивая развитие коммерческой и пилотируемой космонавтики других стран. Получаемые средства на внешних рынках не обеспечивали отрасль полностью. В 2000-е иностранные контракты занимали до 25% доходов Роскосмоса, остальное покрывалось государственным заказом. Всех средств не хватало на развитие новых технологий, позволяя только эволюционную модернизацию, зачастую оплаченную внешними заказчиками.

До событий на юго-востоке Украины космонавтика России существовала в режиме сохранения прежнего потенциала, попутно выполняя социальные задачи занятости населения. В настоящее время ситуация намного ухудшилась: ну не могут летать российские ракеты без украинских двигателей «Мотор Сичи», да и Казахстан давно уже выступает против эксплуатации космодрома «Байконур». Санкции, введенные США и странами ЕС, продолжают укреплять стремительное падение рубля. Так что, скоро останется от российской космической отрасли лишь воспоминание в учебниках истории и памятная дата. Положение вещей в авиационной промышленности ненамного лучше, чем в космической. Почти никто добровольно не хочет покупать ни «Илы», ни «МиГи», ни «Тушки». Самолеты Антонова покупают, а российский авиапром работает на свою оборонку и то совсем не так как хотелось бы. Так что остается только поздравить россиян с Днем авиации и космонавтики. И сказать им: «Празднуйте, товарищи, пока хоть намеки на, что вы имеете отношение к космосу и авиации, остались».